СЕГОДНЯ: на сайте 17538 телепрограмм и 3058 фоторепортажей
Четверг, 25 мая 2017
04:14
Орехъ Антон
журналист

Вдали от варежек

О том, что Интерпол может изменить свое отношение к Ходорковскому сообщают так, словно Интерпол уже выдал ордер на его арест. И не просто выдал, а уже поймал. И не просто поймал, а Ходорковского уже везут в Россию. И не просто везут в Россию, а он уже осужден на вечное заключение и вернулся в свою родную колонию шить теплые варежки. Хотя на данный момент Михал Борисыч также далек от пошива варежек, как и прежде. Собственно, разыскивать Ходорковского нет никакой нужды – они и не скрывается. Известно, где он живет, известно, чем он занимается. И понятно, что любое дело о преследовании Ходорковского в первую очередь будет политическим, и только уже потом уголовным. И для того, чтобы его действительно изловили и этапировали в Россию, должно что-то очень сильно поменяться в отношениях России и Западного мира. Хотя существует, конечно, и формальная сторона дела. До сих пор ведь Интерпол напрямую не посылал нас с нашими запросами куда подальше. Там ссылались на недостаточность информации и плохое оформление бумаг. И здесь тоже ничего не поменялось.

Я бы сам хотел, чтобы все бумаги, наконец, оформили правильно и сказали об участии Ходорковского в убийстве мэра Нефтеюганска Петухова что-то внятное. И мне приходится снова задавать те же самые вопросы, что и прежде: почему Ходорковского не судили за убийство, а судили за кражу нефти и мухлёж с налогами? Почему вся репрессивная машина государства за столько лет, приложив такие титанически усилия, не смогла ничего толком найти по делу Петухова, и была вынуждена сочинять истории разной степени веселости о мошенничестве ЮКОСа? Какие такие невероятные подробности вскрылись через 17 лет после гибели Петухова? И почему эти подробности возникли только после того, как Ходорковский вновь вернулся к общественно-политической деятельности? Эти же вопросы должен задать и Интерпол. И на них необходимо ответить, потому что если в Интерполе обнаружат хоть какую-то политическую мотивацию в деле, они автоматически прекратят преследование человека, точнее, по правилам организации просто не станут это преследование начинать. И сейчас для наших правоохранительных органов самым сложным будет именно сформулировать суть претензий и обвинений к Ходорковскому. Так, что бы они показались убедительными не только доверчивым россиянам, но и международной полиции. Но даже если сформулировать удастся, что крайне маловероятно, это, как я уже сказал, станет только первым шагом на пути, у которого, скорее всего не будет хорошего для России конца.