СЕГОДНЯ: на сайте 17538 телепрограмм и 3058 фоторепортажей
Воскресенье, 28 мая 2017
09:53
Орехъ Антон
журналист

Оскорбление величества

Во-первых, оскорблять человека не хорошо. Кем бы он ни был. Хоть президентом другой страны, хоть соседом по подъезду. И если вы человека оскорбили, то за это, конечно, нужно отвечать. И как раз не потому, что обижен глава какой-то державы, а потому что пострадало достоинство человека. Но всякое оскорбление – оно из области чувств.

А чувства у всех разные. Кто-то толстокож и в ответ даже на самые пакостные слова и действия лишь ухмыльнется. А иной товарищ даже невинную усмешку в свой адрес воспримет как плевок в душу. И как быть?

Но обратите внимание, что чем свободнее страна, тем свободнее штуки в адрес ее вождей. Того же Обаму уже кто только не обсмеял и какими только способами. И никого вроде не посадили. И ни Обама, ни Джо Байден, ни кто-то еще из вашингтонского обкома не обижался на шутников. Точнее, может и обижался, но не требовал дать им укорот. Потому что будет выглядеть в этой ситуации еще глупее. Зато в свободной стране вам будет очень трудно избежать ответственности за реальное оскорбление простого человека. В этом и заключается разница между странами свободными и недоразвитыми. В свободной стране защищают права личности, а в несвободной защищают права начальства.

У нас в России за оскорбление представителя власти, а стало быть, и президента могут наказать исправительными работами до года. Слава богу, статьей этой не пользуются активно и в этом смысле мы, кстати, можем сказать, что у нас с вами еще не все так скверно. В конце концов, были времена, когда за анекдот про Сталина могли на каторгу отправить. Да и в иные советские годы за политические анекдоты можно было получить полный набор геморроев.

А вот в Турции за оскорбление Эрдогана преследовали сатириков, подростков, звезду футбола – не один десяток человек, как говорят поплатились за острый язык. Но я считаю, что такой статьи ни в уголовном, ни в административном кодексе не должно быть в принципе. Не нужны власти никакие специальные моральные привилегии и не может у нее быть какого-то сверхчувствительного достоинства. Чиновники потому и раздуваются от собственного величия, что к ним требуют особо почтительного отношения. И как правило, чем никчемнее человек, тем быстрее он обижается на любое слово в свой адрес. И чем меньше у него подлинного достоинства, тем чаще он чувствует себя оскорбленным и задетым.

А что касается решения немцев разрешить преследование своего сатирика за насмешки над Эрдоганом, то я смогу понять это решение только в одном случае. Если над Яном Бёмерманом устроят процесс и в ходе процесса вместе с подсудимым над Эрдоганом поржут и все присутствующие.