СЕГОДНЯ: на сайте 17538 телепрограмм и 3058 фоторепортажей
Воскресенье, 28 мая 2017
05:58
Андрей Илларионов
экономист

Мафия или КГБ


В.Золотов, Е.Муров, С.Кутафин, С.Третьяков на ланче, Брайтон Бич, август 2000 г.
С.Третьяков вспоминал, как Александр Лункин, замруководителя ФСО, сказал ему, что Золотов и Муров подготовили список лиц, которых они собирались устранить для расчистки движения Путина к власти. Когда они закончили подготовку списка, Золотов заметил: «Получается слишком много убивать – даже для нас».
Фото из книги Стивена Ирли «Товарищ Джей».
История воспроизведена в книге Карен Давиша «Клептократия Путина».

Мафия или КГБ?
Именно такую дилемму – выбор между двумя ведущими социальными силами России и соответственно между двумя главными моделями общественно-политического устройства для наступающего будущего страны – обсуждали в 1999 г. Андерс Аслунд и Егор Гайдар. По воспоминаниям А.Аслунда, обнародованным на недавней конференции, для него тогда предпочтительнее выглядел вариант мафии, для Гайдара – вариант КГБ.

Что следует из той давней дискуссии и последующей 17-летней истории страны?

Во-первых, принципиальная дилемма тогда была обозначена, судя по всему, правильно, и главный политический вопрос современности был сформулирован корректно.

Во-вторых, Е.Гайдар, как неоднократно отмечалось автором этих строк, не был ни глупым, ни примитивным, ни ничего не понимающим человеком; он прекрасно осознавал, что именно и зачем он делал на государственных, окологосударственных и негосударственных постах; его личный выбор оказания помощи спецслужбам в деле захвата государственной власти в России носил совершенно четкий и осознанный характер.

В-третьих, ирония судьбы для участников той дискуссии и жителей нашей страны (если термин «ирония» применим в этом случае) оказалась в том, что реальная социальная сила, в конце концов пришедшая в России к власти, оказалась не только мафией. И не просто спецслужбами. А неразрывным союзом мафии и спецслужб. При активном участии в качестве «бухгалтеров мафии и спецслужб» системных либералов (сислибов) в роли третьего – младшего – партнера нынешней правящей коалиции.

В-четвертых, в силу осуществляемого ими эффективного контроля основных институтов страны (государство, бизнес, СМИ) главными общественно-политическими силами России последние почти два десятка лет являются не т.н. «обычные политические партии» (представленные или не представленные в т.н. Государственной Думе), не т.н. идеологизированные социальные группы («либералы», «левые», «националисты»), а три реальные политические силы (партии) нашего времени – организованная преступность, спецслужбы, сислибы.

В-пятых, основным содержанием политического процесса в нынешней России является плодотворное сотрудничество трех указанных сил (двух главных и третьей вспомогательной) в рамках правящей коалиции по освоению имеющихся на территории страны ресурсов и накопленных активов, а основные черты общественно-политической и государственной конструкции современной России имеют яркие отпечатки, оставленные на ней каждой из указанных сил – мафией, спецслужбами, сислибами.

В-шестых, между двумя основными политическими силами современности время от времени возникают различия во мнениях, трения, кризисы. Их было уже немало – от бунта В.Черкесова, воспевавшего «чекистский крюк» и возражавшего против «альянса воинов и торговцев» (спецслужб и мафии) до недавней войны между ФСБ и золотовцами-кадыровцами. Эмоциональные всплески тех или иных сислибов, как, например, антимедведевский «демарш Кудрина» 2011 г., временно проигравшего борьбу за место любимой жены главного бухгалтера нерушимого союза силовиков и организованной преступности, до сколько-нибудь значимого кризиса режима не дотягивают.

Наконец, поскольку главными общественно-политическими силами современности являются организованная преступность и спецслужбы, то лица, заинтересованные в персональном участии в текущем политическом процессе, поставлены перед своим историческим выбором – с какой именно из этих двух главных политических сил нынешней России они готовы сотрудничать, ассоциировать себя, объединяться. Традиционный отечественный вопрос «С кем вы, мастера культуры?» приобрел в наше время новые оттенки и заиграл не вполне традиционными красками. Причем в формулировке И.Бродского, подкупающей своей легкостью, – «Воры или кровопийцы?» – аналогичный вопрос, увы, уже утратил свое значение – и ворами и кровопийцами являются и те и другие. Сопоставление абсолютных и относительных масштабов воровства и кровопускания главными действующими силами современности представляет собой лишь специфический раздел текущего политического анализа. В рамках действующей политической модели выбор состоит не между наличием государства или его отсутствием (как об этом время от времени идиллически грезят некоторые посетители этого блога), а между государством, возглавляемом гангстерами, и государством, возглавляемом чекистами. И, как мы уже успели не раз убедиться, одни граждане предпочитают гангстеров, другие – чекистов. На самом же деле они оказываются в положении выбравших одновременно и тех и других и сотрудничающих в то же время и с теми и с другими.

Настоящий ответственный выбор для политически активных граждан нашей страны заключается не в выборе между мафией и КГБ, не в избрании бухгалтерского (юридического, научного, идеологического, культурного, спортивного и т.д.) обслуживания – или бандитов, или спецслужб, или тех и других одновременно, а в создании в России другого государственно-политического устройства, власть в котором не будет находиться ни в руках гангстеров, ни в руках чекистов.