СЕГОДНЯ: на сайте 17538 телепрограмм и 3058 фоторепортажей
Пятница, 23 июня 2017
22:00
Константин Сонин
экономист

Капитализм и жизнь

Одна из вещей, отсутствие которых меня задевает в российской публицистике — это отсутствие текстов, которые доказывали бы — или хотя бы декларировали — преимущества экономической свободы. Если Вы не согласны с этим тезисом — что такие тексты отсутствуют — не тратьте символы на слово «нет» — просто поставьте ссылки на колонки, скажем, за последние два года, в которых говорилось бы о необходимости приватизации каких-то предприятий, о необходимости снижения налогов, расформировании каких-то регулирующих органов, отмене торговых ограничений любого рода… Я с удовольствием почитаю.

Про экономическую свободу выступали «титаны», реформаторы, много сделавшие для распространения этой самой свободы — Егор Гайдар в своих книгах, Каха Бендукидзе в своих выступлениях, Пётр Авен в своих интервью. Конечно, это не весь список — Фёдоров, Чубайс, Мау, Илларионов, Нечаев внесли когда-то свою лепту. Однако меня интересуют интеллектуалы — учёные, аналитики, публицисты — их-то почему не слышно? Слова «титанов» могут быть объснены тем, что они хотят оправдать (пусть даже просто перед собой) своё участие в либеральных реформах, но кто-то же должен понимать, как важна и ценна свобода? Много лет назад Юра Кузнецов и Ко выступали с предложениями рыночной реформы РАО ЕЭС — насколько я понимаю, реформа не пошла по их плану, но интеллектуальное влияние было ощутимым.

Почему я это вдруг вспомнил? Увидел знакомые имена ведущих российских учёных — политолога (со всегдашней оговоркой, что в отличие от тех, кого называют «политологами», настоящий учёный) Владимира Гельмана и социолога Эллы Панеях в анонсе конференции, названной «Капитализм и свобода». У меня нет сомнений в качестве работы Володи и Эллы, но вот экономические выступления, заявленые в программе — это, всё-таки, почти пародия на Милтона Фридмана, автора «Капитализма и свободы» — одной из самых выдающихся книг ХХ века, в честь которой, видимо, названа конференция. Если бы не темы выступления Кузнецова (про энергосети) и Хусаинова (про железные дороги), так и вообще пародия бы была.

В чём принципиальное отличие? Фридман, конечно, написал великий текст — и объяснение преимуществ экономической свободы, и изложенную доступным языком теорию связи экономической и политической свободы. Однако важнейшее место в книге — это список 14 конкретных видов деятельности правительства США, которые Фридману в момент выхода книги — в 1962 году — казались требующими немедленной отмены. То есть его теория и логика, опирающиеся на огромный практический опыт (научная работа Фридмана состояла в cложной — и теоретически, и статистически по тем временам — обработке больших объёмов данных, связанных с денежной политикой; вот типичный пример) — эти теория и логика требовались для того, чтобы дать практические рекомендации. Высказаться по поводу того, в экономической политике, что важно #прямосейчас.

Если бы Фридман был бы российским экономистом и выступал бы на конференции, посвященной капитализму и свободе, он говорил бы про необходимость приватизации, возможно приводя названия конкретных предприятий, показывал бы цифры, свидетельствующие в пользу частных дорог, требовал бы отменить торговые барьеры — прежде всего те, которые наносят максимальный ущерб экономической эффективности — с Украиной, Турцией и ЕС, называл бы те ведомства, которые надо закрыть. То есть был бы экономистом, который с теорией в голове и данными в руках, отстаивает экономическую свободу.