СЕГОДНЯ: на сайте 17538 телепрограмм и 3058 фоторепортажей
Понедельник, 24 июля 2017
19:39
Кристина Потупчик
активист

Инвалиды совести. Какой должна быть журналистская этика

Колонка главного редактора радио «Комсомольская правда» Евгения Арсюхина «Ник Вуйчич и отказ от эволюции» стала самым обсуждаемым материалом последних дней. Увы, не в силу своих литературных достоинств. После ее прочтения тысячи людей решили, что автор оправдывает ненависть и отвращение к инвалидам, а созданная мной петиция с требованием к главреду КП уволить Арсюхина и извиниться набрала 65 000 подписей. Я отследила все события, последовавшие за публикацией материала и попробовала разобраться, почему в России пока не работает институт гражданского общества, и что нужно сделать для того, чтобы демократические ценности все-таки победили.

Давайте признаем — все мы не ангелы, и мало кто — мастер печатного слова. Но все мы хотим жить в нормальном, здоровом обществе, в котором существуют и, главное, работают нормы морали и этики. Написать глупость, пошлость или просто слова, которые будут восприняты как оскорбление, может каждый — это не самое страшное. Проблемы начинаются тогда, когда автор таких слов начинает ставить свою позицию превыше общественной морали.

Это и стало причиной того, что опубликованная в «Комсомольской правде» глупость стала скандалом федерального масштаба. Все мы прочитали колонку, начинающуюся со слов «Поклонники (Ника Вуйчича, инвалида) восторженно повторяют пошлости вроде «он вселили в нас уверенность в собственных силах, если он смог стать успешным, то сможем и мы!» Но в глубине души все они – или почти все – испытывают к своему кумиру жалость, а то и отвращение… Но ничего чудовищного в этом нет. Отвращение к «уродству», к болезни и к самой смерти заложено в нас эволюцией, естественным отбором… Дефектные особи не должны дать потомства. Лучше, чтобы они сразу умерли. И ни в коем случае нельзя допускать инвалидов на вершину социальной пирамиды». Примерно сутки после ее публикации накапливалось возмущение в социальных сетях. Но вместо того, чтобы отреагировать на обратную связь от аудитории, редакция КП подлила масла в огонь — вместо извинений и Сунгоркин, и Арсюхин начали настаивать на своей правоте. И, естественно, разбудили этим кракена гражданского общества, которое, хоть и находится в России в зародышевой стадии, но уже может понять, когда на гаранта его существования — общепринятые морально-нравственные нормы — покушаются со страниц федеральной прессы. Именно тогда я создала петицию с требованием уволить Арсюхина и извиниться перед читателями, став, таким образом, одним из непосредственных участников последовавшей затем дискуссии, по итогам которой сделала множество неутешительных для всех нас выводов.

Неутешительный вывод первый — «За все хорошее можно бороться только вместе с хорошими борцами». Проще говоря, любая попытка добиться справедливости и отстоять общественную мораль почему-то воспринимается как элемент политической борьбы и в контексте политических взглядов борца. Дискуссия о том, можно ли подписывать петицию, если согласен с написанным в ней, но не согласен с политическими взглядами ее автора (то есть, меня) не утихает до сих пор. Так вот, дорогие друзья, данный вопрос уместен только рядом с избирательным участком. И именно в этом проблема несистемной оппозиции в России, которая по умолчанию отрицает все, рядом с чем витает дух «нерукопожатности». Не может в нормальном государстве политическая конкуренция существовать по принципу «я всегда буду против». Отрицание того, что у нас всех, вне зависимости от политических взглядов, есть общие ценности, общие задачи и общая, хрупкая мораль — это злонамеренное вбивание клиньев в то подобие гражданского общества, которое в России только-только начало зарождаться.

Неутешительный вывод второй — «Всегда защищай своих». Даже если кто-то не прав. Особенно, если кто-то не прав. Российское общество, и это большая его проблема, очень ксенофобское. Разделение «свой-чужой» и отчаянные попытки защитить «своих» перед «чужими» только подливают масла в огонь ксенофобии. Люди просто не понимают, что этим они не защищают себя от несправедливых нападок, как им хочется думать. Этим они дробят общественную мораль на «островки», само существование которых не позволяет сформироваться целостной, единой идее о том, что такое хорошо и что такое плохо, которая является гарантом существования гражданского общества. Испытывать отвращение к инвалидам — плохо. Оправдывать его — плохо. И, что бы не думал господин Сунгоркин, до конца «защищать своих» это гораздо хуже, чем признать правоту «либералов» и неправоту сотрудника.

Неутешительный вывод третий — «я важнее остальных». В чем одна из главных проблем дурацкой колонки в КП? Арсюхин, ее автор, до сих пор уверен, что он прав, а все, кого она возмутила, не правы. Я посмотрела эфир с его участием на «Первом канале» про проблемы людей с ограниченными возможностями, послушала эфир на радио «Комсомольская правда» с ним и Лесей Рябцевой — Арсюхин пытается защитить себя, отстаивая два тезиса. Первый тезис — о том, что общество лицемерно. Якобы все проблемы, с которыми сталкиваются инвалиды в нашей стране, происходят от того, что в нас эволюцией заложено отвращение к слабым, и это нормально. Для ведущего научно-популярной передачи на радио КП у Арсюхина попросту недостаточно знаний. Именно эволюцией в нас заложены альтруизм, забота о слабых, старых и больных. Второй тезис — о том, что он рассуждает о будущем человечества, у которого два пути — либо здоровое тело, либо инвалиды, «с одной стороны, не хочется идти в здоровое тело, с другой стороны не хочется жить в больном теле, потому что у человечества есть шанс стать человечеством только больных людей». Опять-таки, поддержка лиц с ограниченными возможностями не приведет к тому, что человечество превратится в инвалидов, цивилизованная жизнь НЕ ведет к генетическому ухудшению человеческого рода, рекомендую Арсюхину прочитать мнение доктора биологических наук Л.А. Животовского, главного научного сотрудника Института общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН.

Исходя из этих тезисов, Арсюхин, во-первых, настаивает на своей правоте, во-вторых, продолжает утверждать, что его «неправильно поняли». Знаете, неправильно понять могут один человек, десять, сто. Но не 65 тысяч подписантов петиции. Не абсолютное большинство высказавшихся против его материала, среди которых множество таких разных людей как Владимир Познер, Алексей Венедиктов, Арам Габрелянов, Митя Алешковский да и я сама.

И главная проблема журналистской этики, гражданской этики, да и вообще этики в России — как раз в этом. В неумении, нежелании извиняться. В неготовности признавать свои ошибки. В нежелании бороться за справедливость, если за нее борется не самый приятный тебе человек. В уверенности, что если против твоих слов высказываются не самые приятные тебе люди, значит ты абсолютно точно прав. В России не будет гражданского общества, пока мы не решим, или хотя бы не начнем решать эти проблемы. Но мне хочется верить, что наша с вами кампания против одной отдельно взятой колонки в одном отдельно взятом издании, приведшая к тому, что люди все-таки объединились, а обидчики все-таки извинились — это первый шаг на долгом и трудном пути, который мы все-таки пройдем до конца.