СЕГОДНЯ: на сайте 17538 телепрограмм и 3058 фоторепортажей
Понедельник, 24 июля 2017
19:38
Юрий Богомолов
киновед, кинокритик

Человек человеку — Жириновский

Страна, если под ней понимать федеральное ТВ, достойно отметила юбилей ВВЖ — орден от президента, часовой эфир от Соловьева, документальный фильм от РТР. Он и памятник воздвиг себе рукотворный. Руками Церетели. Да и возможна литературная ассоциация — помесь Хлестакова с Ноздревым.

Такое впечатление: сколько существует ТВ, столько с нами живет и сей господин. Кажется, что они неразлучные, если не братья, то друзья по гроб жизни. И неизвестно, кто из них нам более ценен. И кто без кого не рентабелен.
Дело-то в том, что контуры идеологической физиономии господина Жириновского делаются по ходу его политической карьеры все более размытыми, как бы не в фокусе. На заре туманной политической юности он было примкнул к какой-то еврейской организации, но почти сразу отпрянул и основал либерально-демократическую партию, которая даже по своей риторике ни к либерализму, ни к демократии не имела ровно никакого отношения. В августе 91-го исступленными криками поддержал путчистов. Потом с одинаковым энтузиазмом нападал и на коммунистов, и на демократов. Дружил с лимоновцами. Потом с ними разминулся. Затем их же обозвал «экстремистами». Свой электоральный урожай собирал на нескольких грядках: и на коммунистической, и на националистической. В какой-то момент стал аккумулятором протестных настроений.

Аккумулировав все, что можно, и подобрав все, что плохо лежало, Вольфович стал таким же необходимым инструментом межпартийных разводок, каким является для сантехников разводной ключ, которым можно какие угодно гайки подкручивать и какие угодно отвинчивать.

Но дело вовсе не в каких-то его выдающихся актерских способностях. Как актер он человек совершенно безнадежный. При поступлении в творческий вуз его бы в первом же туре отшили. Из лицедейских даров у него – один: он не стесняется выглядеть припадочным идиотом.

Дело, как ни странно, в запросе толпы на образ отвязанного героя, свободного в своих побуждениях и испражнениях.

На политической сцене – он вечный шут, который в любом достопочтенном королевстве является теневым, то есть пародийным королем. А большего Жириновскому и не надо.
Большего никому и от него не надо. Тем более, ВВЖ – из тех теней, что очень хорошо знает свое место.
Что же касается устойчивых симпатий к нему широкой аудитории, то они имеют примерно ту же природу, что и привязанность русского человека к блатному фольклору.