СЕГОДНЯ: на сайте 17538 телепрограмм и 3058 фоторепортажей
Среда, 26 июля 2017
17:32
Телеканал "ВОТ"

Стрелочник оказался стрелочниками

Почему так трудно поверить в основную версию причины катастрофы в метро

Фотография: РИА «Новости»

Сегодняшняя новость о двух стрелочниках, которых уже допрашивают в Следственном комитете как основных подозреваемых по делу о катастрофе в метро, вызывает в обществе понятный скепсис. Доверие к власти — особенно региональной и особенно в крупных городах — невелико. И даже обещанное Сергеем Собяниным независимое расследование упирается в вопрос, сможет ли власть привлечь к нему действительно независимых экспертов и наблюдателей.

«Версия, озвученная сегодня Следственным комитетом, по поводу неисправной стрелки пути нашей независимой комиссией подтверждается как одна из основных, — сообщил сегодня Собянин журналистам. — Тем не менее, все остальные версии будут самым тщательным образом проработаны и расследованы».

Мэр Москвы уже к вечеру вторника распорядился создать независимую (Собянин особо подчеркнул это слово) комиссию по расследованию аварии в московской подземке, унесшей 23 жизни и десятки жизней искалечившей. Чуть позже стало известно, что главой этой независимой комиссии назначен вице-мэр Петр Бирюков.

Странно, что ее не возглавил глава подземки Иван Беседин, — тут же иронично откликнулись в соцсетях.

Петр Бирюков, имея репутацию сверхэффективного исполнителя, один из лужковской команды удержался в составе топ-менеджмента Собянина. Любую задачу он берется решить в заданные сроки, даже если сроки нереальные, а задача — заведомо невыполнимая, говорят о вице-мэре и друзья, и враги. Это важное качество для управленца, но чтобы выводам комиссии поверили миллионы пассажиров, мало поставить во главе ее эффективного менеджера — надо, чтобы в состав комиссии вошли люди действительно независимые от городского начальства. А это непросто.

Большинство экспертов, разбирающихся в эксплуатации метрополитена, трудятся сегодня в институтах, работающих по заказу столичной мэрии. Именно Москва — крупнейший и чуть ли не единственный заказчик таких работ, нигде больше в России подземку не строят и не модернизируют такими темпами и в таких объемах. В этих обстоятельствах реальная независимость выводов профессиональных экспертов возможна только в сочетании с большой долей мужества.

Представители некоммерческих организаций в России давно получили если не статус, то негативную славу иностранных агентов, и уже от Собянина с Бирюковым потребуется изрядное мужество, чтобы позвать их в состав комиссии.

Пригласить в комиссию иностранных специалистов из ЕС и тем более США и того хуже. Если верить кремлевской повестке последнего времени, эти агенты Госдепа такого в нашем подземном стратегическом объекте «накопают», что вовек обратно не закопать.

Члены независимых профсоюзов — как в столичном метрополитене, так и на заводе по производству вагонов для него, как показывает практика последних лет, тоже скорее враги, чем союзники по совместной работе.

Сегодня вообще чуть ли не любой критик режима – априори враг, даже если это критик режима безопасности метрополитена.

В этой логике получается, что доверять остается только проверенным кадрам, чья патриотическая позиция зачастую заменяет квалификацию, а талант управленца, готового исполнить любую задачу начальства, ценится выше, чем умение говорить правду, в том числе неприятную.

Может, поэтому до сих пор и не оглашен список тех, кто вошел в эту самую «независимую» комиссию, которая, судя по словам Собянина, уже начала свою работу. Хотя для укрепления доверия стоило включить в ее состав хотя бы тех представителей гражданского общества, которые сегодня организуют и подписывают петицию «о публичной проверке безопасности метрополитена Москвы».

Впрочем, и мэру можно немного посочувствовать. Перекос в мозгах после массированной атаки госСМИ по украинской теме настолько велик, что мы скорее поверим в то, что начальник смены обходчиков оказался украинским шпионом, чем в то, что виноват в аварии действительно стрелочник.

Общество, в котором исполнительную и законодательную власти, и даже такие институты как Общественные палаты и независимые комиссии по итогам страшной аварии пополняют лишь лоялисты, приводит к тому, что ошибки — инженерные, финансовые, кадровые, социальные — вовремя и максимально открыто не исправленные, накапливаются. И все чаще — особенно на таких технически сложных объектах, как метрополитен или ТЭЦ — приводят к гибели людей.

Вчера и сегодня в эфире городских телеканалов активно рассказывают, что крупные аварии в метро случаются везде.

Особенно часто вспоминают аварию 1975 года в Лондонской подземке. Там поезд тоже врезался в стену, первые три вагона были полностью смяты, сразу после столкновения возник пожар. Погибли 43 человека, 74 пострадали.

Для объективности стоит рассказать и о том, что доклад о причинах этой катастрофы был опубликован лишь через год и оказался парадоксальным. Комиссии — там она, правда, не называлась независимой — так и не удалось установить технических причин аварии: все было исправно. Подозревали, что машинист пытаться совершить самоубийство, но доказать это было невозможно, он погиб. Тем не менее, в течение последующих семи лет 24 станции лондонского метро были переоборудованы. Поскольку причин аварии установить не удалось, было принято решение сделать все возможное, чтобы состав на полном ходу никогда больше не смог врезаться в стену. Пусть даже с двух-трехуровневым запасом по безопасности и защите от «дурака.»

Сможет ли московская комиссия не остановиться на поиске и наказании виновных исключительно в последней аварии – пусть и самой тяжелой в истории московской подземки? Крайне важно, чтобы эта трагедия не обернулась лишь посадкой стрелочников и укреплением той самой злополучной стрелки не 3-миллиметровой, а 6-миллиметровой проволокой.

Десяток крупных и мелких аварий последних двух лет, лишь чудом не повлекших за собой жертвы, тоже требуют выяснения и устранения их причин.

Фотография: РИА «Новости»

Газета.Ru