СЕГОДНЯ: на сайте 17538 телепрограмм и 3058 фоторепортажей
Понедельник, 24 апреля 2017
14:17
Телеканал "ВОТ"

Самый Гаагский суд в мире

Кто заплатит за дело ЮКОСа

Глава компании ОАО «НК «Роснефть» Игорь Сечин

Россия виновна в экспроприации активов ЮКОСа, признал Третейский суд в Гааге. И потребовал от Москвы выплатить 50 млрд долларов бывшим акционерам нефтяной компании. Еще десять лет назад подавляющему большинству россиян не было дела до «дела Ходорковского», сегодня же мы все невольно можем оказаться в роли соответчиков по нему.

50 миллиардов долларов – более 1,7 триллионов рублей – это примерно как провести еще одну Олимпиаду, или целый год содержать Москву, или оплатить еще три саммита АТЭС. В общем, много.

Допустим, что Россия согласится заплатить, хотя пока этот вопрос остается открытым. Главный вопрос – кто именно будет платить? В «Роснефти» уже заявили, что «все сделки по приобретению бывших активов «ЮКОСа», а также все иные действия в отношении «ЮКОСа» были полностью правомерными и совершены в соответствии с применимым законодательством», так что, вероятнее всего, выплаты лягут на российский бюджет.

И если до сегодняшнего дня «дело ЮКОСа» для рядового гражданина и могло показаться личными разборками в олигархических верхах, далекой политикой и неблизкой судьбой Михаила Ходорковского, то громкое решение Гаагского суда прямо приблизило его к кошельку каждого.

«Печально, что компенсация пойдет из кармана государства, а не из карманов околовластных мафиози», — прокомментировал решение суда сам Ходорковский, неоднократно подчеркивавший, что он не имеет отношения к процессу, и ни копейки из озвученной суммы не получит.

50 миллиардов долларов – это далеко не та сумма, которую российский бюджет может выложить недрогнувшей рукой.

Этих денег, как и любых других дополнительных средств, в бюджете страны просто нет, и в ближайшее время не ожидается. И если санкции в полную силу дадут о себе знать через год-два, то 50 млрд Запад (в лице Третейского суда) требует выложить уже до Нового года — иначе начнут капать проценты.

Конечно, как уже заявил глава нашего МИД, Россия оспорит это решение в апелляционном суде. Хотя бы для того, чтобы оттянуть процесс выплат. Позиция России в апелляции ясна: решение политизированное, суд не учел одну из статей Энергетической хартии, по которой решения о налоговых спорах должны принимать правительства стран, где зарегистрированы компании (то есть в данном случае Россия, Великобритания и Кипр), не были заслушаны доводы российской стороны. Но, скорее всего, в сегодняшней ситуации, когда США и Евросоюзу нужно добиться от России «дать задний ход» по Украине, разного рода апелляции будут успешны только в случае серьезных политических уступок со стороны Москвы.

Если уступок не будет, придется срочно искать дополнительные средства для затыкания дыры в российском бюджете: от повышения налогов, что еще без всякого Гаагского суда анонсировал министр экономики, до приватизации госактивов. Причем налоги, если решение Третейского суда приблизит это решение, повысят для граждан: речь, в первую очередь, идет о подоходном и о налоге с продаж. Госкомпании тем временем, напротив, лоббируют для себя налоговые послабления.

Итак, возвращаясь к делу ЮКОСа, выбор прост — платить или не платить.

То есть или эти 50 млрд долларов станут той последней каплей, которая приведет экономический блок к масштабному пересмотру всех госпрограмм и глобальной перекройке бюджета.

Или же мы выберем вариант отказа платить по счетам и будем жить в ожидании ареста активов, как это было в случае с компанией Noga. То есть вроде как средства изымут из федерального бюджета, а вроде как ничего урезать не придется. К примеру, из российской собственности уйдут экспонаты международных выставок, будут заморожены пару счетов, а управделами и МИД лишатся зданий всех российских торгпредств. Впрочем, зачем нам в условиях санкций столько торгпредств? В этом случае акционерам ЮКОСа предстоит долгий и нудный процесс по изъятию денег, и глава GML Тим Осборн уже анонсировал возможную подачу иска против BP как акционера «Роснефти».

Есть вариант, когда вдруг Алексея Пичугина выпустят из тюрьмы, Платона Лебедева — из страны, а выигравшая иск Group Menatep Limited (GML), представляющая интересы Невзлина, Дубова и других бывших акционеров ЮКОСа, благородно откажется разорять простых российских граждан.

Или же, в логике простых решений последнего времени, можно просто отменить норму о верховенстве международного права над российскими законами, записанную в Конституции, и просто не признавать решений Третейского суда. Менять Основной закон, как показывает практика работы с российскими законодателями, довольно просто. К железному занавесу и непризнанию международных норм россияне морально готовы.

Неизвестно, в чем именно состоял план сначала банкротства и отъема ЮКОСа, посадки Михаила Ходорковского и затем помилования его десять лет спустя, но вряд ли тогда он включал в себя присоединение Крыма, войну на юго-востоке Украины и падение малазийского «Боинга», следующего рейсом из Амстердама.

Также неизвестно, насколько все эти события повлияли на решение Гаагского суда, но одно событие (дело ЮКОСа) и другие события сложились для российского руководства не самым приятным образом. И сколько бы российские чиновники не считали себя жертвами санкционных настроений, суд и вполне конкретные выплаты теперь предстоят не несправедливым европейским судам, а гражданам России.

Фотография: ИТАР-ТАСС
Газета.Ru