СЕГОДНЯ: на сайте 17538 телепрограмм и 3058 фоторепортажей
Вторник, 30 мая 2017
13:59
Телеканал "ВОТ"

Полеты над войной

Остаться в стороне от конфликта на Украине мир уже не сможет

Фотография: iStockphoto

Два из трех возможных исходов расследования авиакатастрофы над Донецком будут далеко не благоприятными для России. Теперь все силы надо бросить не на идейную поддержку и взаимные обвинения, а на максимально мирное завершение кошмара на юго-востоке Украины.

Задаваться вопросом «Что дальше?» в последние полгода приходилось уже не раз, но сегодняшнее «Что дальше?» будет действительно иным.


Предыдущей точкой невозврата казался пожар в одесском Доме профсоюзов 2 мая, в результате которого погибли 50 человек. Но вместо урегулирования смертоносной ситуации конфликт только разрастался: расследование затихло, каждая сторона осталась при своем мнении. Ополченцы, в свою очередь, стали еще активнее наращивать боевой арсенал, а АТО переросла в полномасштабную военную операцию. И как итог — полный провал попыток остановить кровопролитие и боевые действия на юго-востоке Украины.

Теперь в мировой истории появился сбитый гражданский самолет. Серьезность последствий даже не стоит объяснять: международный рейс Амстердам — Куала-Лумпур, 283 пассажира и 15 членов экипажа, семьи, летящие из отпуска с детьми, сотни трупов и разбросанные на несколько километров обломки «Боинга».

Теперь это уже не внутренние разборки Украины и России, а леденящий душу акт международного терроризма.

Есть всего три возможных вывода, к которым придет независимое расследование причин авиакатастрофы над Донецком. Первый — самолет сбили российские военные, второй — самолет сбили украинские военные, третий — самолет сбили «ополченцы» юго-востока Украины.

К первой версии, согласно источникам The Wall Street Journal, склоняются американские чиновники. Ополченцы, по мнению источников издания, не обладают достаточным опытом для того, чтобы сбить авиалайнер на высоте в 10 600 м. А украинские военные, в распоряжении которых имеются современные средства ПВО, утверждают, что пусков ракет подобного класса не производили в течение всего времени конфликта на юго-востоке Украины. «Все дороги в той или иной мере ведут к русским», — приводит газета мнение одного из американских чиновников. Российское Минобороны, в свою очередь, утверждает, что в районе катастрофы российские ПВО не работали.

Это самый плохой вариант. Он если и не приведет к тому, во что трудно поверить после двух мировых войн: с вводом натовских войск и всем последующим, то уж точно приведет к полноценной «холодной войне», а санкции не ограничатся запретом на каникулы чиновников и срывом международных сделок.

Все очки, заработанные дипломатами и политиками, все переговоры с Меркель и Олландом обнулятся, а Россия станет международным агрессором.

Впрочем, объяснений возможных мотивов такого поступка со стороны российских военных пока не могут дать те же западные дипломаты. Если бы это было частью коварного плана выставить Украину агрессором, то реакция Москвы была бы намного более подготовленной, в том числе информационно. Если же считать сбитый гражданский самолет промахом (мол, целились в украинский военный), то это никак не увязывается с аргументацией «только русские обладают достаточной точностью».

Ко второй версии, что самолет могли сбить украинские военные, склоняется пока только Россия и ополченцы ДНР. У Украины есть «Бук-М1», бьющий на 20 км, напоминает российское Минобороны. В 2001 году Украина во время военных учений уже сбивала гражданский рейс из Тель-Авива, напоминает раз в полчаса российский телевизор. И вообще Украина и ее руководство виноваты уже в том, что на ее территории происходят военные действия, добавляет Владимир Путин.

Вероятно, российские чиновники хотят до последнего надеяться, что их версия в итоге окажется верной, потому что «ну не могут же эти беспринципные, не выполняющие обещаний люди быть в стороне от такой трагедии», размышляют они. С этим и связано стремление получить «черные ящики». В случае если эта версия вдруг подтвердится, Россия получит беспрецедентный для нее спектр действий. Если захочет войны — введет войска, захочет мира — будет иметь весомый аргумент в переговорах.

Правда, шансов, что именно версия про вину Украины подтвердится, также немного в силу слабой аргументации. Сбивать мирный международный рейс над свой же территорией чересчур даже для самого одиозного государства, если только это не была роковая ошибка. Ну а версия про первый борт, в который якобы целились украинские военные, настолько нелепа, что ее опровергли уже даже в России.

Наконец, наиболее вероятная, но не «компромиссная» версия, к которой может прийти расследование, заключается в том, что самолет сбит ополченцами юго-востока. Она подкрепляется и запротоколированной радостью лидеров ополчения по поводу сбитого ранее якобы военного украинского Ан-26, и названными лидерами ДНР фальшивкой слитыми в сеть переговорами, и сообщениями о захвате украинской части ПВО с «Буками» несколько дней назад.

Логичным выглядят и предположительные мотивы, и неосторожность в действиях: неопытные ополченцы хотели сбить украинский военный, случайно попали в малайзийский гражданский. Нелогичным кажется только то, что украинская сторона сперва называла захваченный дэнээровцами «Бук» неработающим, а уже в пятницу генпрокурор Украины и вовсе заявил, что ополченцы не захватывали ракетные комплексы.

В случае если подтвердится, что именно сепаратисты по какой-то им одной известной причине решили нажать кнопку «пуск» 17 июля, России все равно не избежать ответственности.

И тогда придется или признать, что игры в реконструкцию закончились, назвать сепаратистов террористами, или продолжать говорить «о народных защитниках». Но тогда, если ополченцы, сбившие гражданский самолет, в глазах всего мира станут террористами, Россия превратится в покровителя террористов, а дальше смотри пункт 1. И ответят за этот самолет не философы, пиарщики и сумасшедшие идейные вдохновители «народных республик», а вся наша страна.

Из даже потенциально существующих вариантов итогов расследования для России неблагоприятны два из трех. А значит, вероятно, пора бы осознать: пришло время прекращать пусть даже сугубо идейную поддержку украинского хаоса и садиться за стол переговоров.

Гибель «Боинга» — последний шанс на дипломатический прорыв в украинском конфликте. Немедленное прекращение огня, которого до сих пор нет, жесткое принуждение к переговорам и выработка четкого пошагового плана деэскалации войны на юго-востоке Украины возможны, если шок от катастрофы «Боинга» будет правильно воспринят Москвой, Киевом, США и ЕС.

Фотография: iStockphoto

Газета.Ru