СЕГОДНЯ: на сайте 17538 телепрограмм и 3058 фоторепортажей
Среда, 26 июля 2017
17:32
Телеканал "ВОТ"

Кошелек или мир

Гонка санкций скорее приведет к полномасштабной холодной войне, чем к разоружению сепаратистов

Фотография: РИА «Новости»

Новые американские и, главное, европейские санкции против России прямо в день окончания саммита БРИКС в бразильской Форталезе вряд ли приблизят окончательное решение украинского вопроса. Но при этом они ставят под сомнение одну из ключевых негласных позиций посткрымской российской внешней политики: «Запад не пойдет на дальнейшие санкции, потому что ему это невыгодно». Да, не выгодно — но, судя по всему, пойдет.

В ночь на 17 июля по московскому времени минфин США официально расширил санкционный список. Санкции теперь распространяются на крупнейшую российскую государственную нефтяную компанию «Роснефть», газовую компанию «Новатэк» (вторую в стране после «Газпрома»), а также государственные «Газпромбанк» (третий банк России по размеру активов) и Внешэкономбанк (ключевой инвестор российских инфраструктурных проектов от строительства олимпийских объектов в Сочи до будущего строительства стадионов к чемпионату мира по футболу-2018).

Кроме того, под санкции попали ряд известных оборонных предприятий России, включая концерн «Калашников».

Формально нынешние «репрессии» против российских компаний менее жесткие, чем введенные против их предшественников в марте 2014 года. В частности, не будут блокироваться карты «Газпромбанка», американским партнерам (юридическим и физическим лицам) разрешено поддерживать с попавшими «под раздачу» компаниями деловые отношения и осуществлять финансовые трансакции, за исключением предоставления новых кредитов.

В то же время против предприятий российской оборонной промышленности введены блокирующие санкции, которые предусматривают полное прекращение с ними каких-либо контактов со стороны США и замораживание их активов в американских банках в случае обнаружения.

Европейские лидеры на саммите 16 июля договорились к концу месяца составить список компаний и лиц, в том числе российских, которые попадут под ограничительные меры Евросоюза.

Реакция российских властей на санкции лишь подчеркивает серьезность этих мер. Заявление МИД РФ, что ЕС пошел на поводу у США и поддался шантажу американской администрации, как и слова премьер-министра Дмитрия Медведева о том, что «будут пересматриваться экономические модели развития, осуществляться переход на импортозамещение» показывают, что российские власти осознают: при сохранении нынешних внешнеполитических реалий эти санкции принимаются всерьез и надолго.

До сих пор Россия исходила из постулата, что США и ЕС дальнейшие санкции категорически невыгодны.

Но вопрос эффекта бумеранга для американского или европейского бизнеса вступает в очевидный и пока непримиримый конфликт с вопросом цены дальнейшего уничтожения украинской государственности для мирового порядка. Бессилие США и ЕС в возможности вернуть Крым Украине не означает, что они не будут пытаться максимально наказать Россию за ее роль в украинском кризисе.

Помимо чувствительности новых санкций как таковых, в том числе и для рядовых россиян (все-таки впервые под них попали некоторые действительно системообразующие российские компании, а «Роснефть» наряду с «Газпромом» и вовсе главный донор бюджета) — это недвусмысленный сигнал Москве: администрация США и Евросоюз, при всех его внутренних разногласиях, считают санкции менее опасным для себя вариантом, чем эскалация войны на территории Украины.

Украинским властям эти санкции могут оказать разве что моральную поддержку — решающего военного перелома они сами по себе не обеспечивают.

Чтобы этот перелом наступил, российские власти должны были бы принять политическое решение прекратить поток добровольцев и оружия для ополченцев из России и публично признать незаконность «народных республик». Но это вряд ли возможно, ибо стало бы прямым признанием краха проекта «Новороссия», а заодно и эффективности западных санкций.

Понятно, что в лучшем случае санкции лишь будут сдерживать Россию от масштабного вооруженного вторжения на территорию Украины. Что всем сторонам конфликта все равно придется продолжать дипломатические усилия на фоне продолжающейся латентной гражданской войны на Украине. Но хотя нынешние санкции формально введены против России за ее участие в украинских событиях, фактически это политический вызов всему внешнеполитическому курсу нашей страны.

Не случайно санкции последовали на фоне отсутствия принципиально новой фазы вооруженного противостояния на юго-востоке Украины и практически сразу после саммита БРИКС — организации, которую Россия рассматривает как экономическую и даже может быть политическую альтернативу Западу.

Фактически сами санкции, то, что к ним привело и вероятная реакция Москвы — это совместные инвестиции Запада и России в новую холодную войну.

Можно спорить, началась ли она уже или только стоит на пороге, но очевидно, что система сдержек и противовесов, как глобальная архитектура международной безопасности в современном мире разрушена. И пока никто из участников процесса не демонстрирует достаточной политической воли к созданию нового предсказуемого эффективного мирового порядка.

Ну, а Украина продолжает оставаться одним из эпицентров этого нового глобального политического хаоса.

Фотография: РИА «Новости»

Газета.Ru