СЕГОДНЯ: на сайте 17538 телепрограмм и 3058 фоторепортажей
Среда, 29 марта 2017
20:10
Авторская колонка

Христос на Первомае

Георгий Бовт о том, как страну скрепляют цинизм и пофигизм

Георгий Бовт

Что праздновать в первую очередь, когда праздник Первомая совпадает с православной Пасхой? Первый праздник — советский, он прижился. Второй — главный христианский.

На первый под красными знаменами ходят идейные наследники тех, кто дружинниками отлавливал молодежь у храмов в день Светлой Пасхи, лишал партбилетов за крещение детей (батюшки часто доносили куда следует, увы) и преподавал научный коммунизм и атеизм. Главный православный праздник, научившись наконец креститься, отмечают зачастую они же. Одно другому не противоречит в их головах.

Это ведь тоже своего рода вариант общенационального примирения. Эти люди нашли свою дорогу к Храму. Не через покаяние, конечно. А окружным извилистым путем — через первомайскую демонстрацию и прославление советского атеистического прошлого, идеализируя лично тов. Сталина. Тот ведь тоже прошел путь от семинариста до столь жесткого гонителя Русской православной церкви, какими, пожалуй, даже татаро-монголы не были. И ничего, все срослось у трактователей «воистину нефальсифицированной истории». Да и сам Первомай теперь не День международной солидарности трудящихся, а Праздник весны и труда. Что, согласитесь, уже почти не диссонирует ни с православием вообще, ни с Пасхой в частности.

В некоторых регионах, правда, по случаю совпадения двух дат случился сбой программы. В Крыму уже не раз выказывавший свою политическую смекалку глава региона Сергей Аксенов первомайские демонстрации и митинги решил вовсе не проводить. Видимо, ход мыслей таков:

Крым — это Херсонес, Херсонес — это откуда «есть пошло христианство на Руси», Первомай тут лишний.

Аксенов любит, видимо, простые схемы.

Более изящный «микст» нашли в Калуге: там в первомайском митинге примет участие церковь. Батюшки, надо полагать, с трибуны почетных гостей поприветствуют Героев Социалистического Труда. Есть по такому поводу хорошее выражение «не, ну а чё». Пока непонятно, сколь велика будет в калужских мероприятиях дежурная «социальная составляющая». В исполнении карманных профсоюзов. Если бы, к примеру, местный митрополит благословил лозунги, направленные против «экономического блока правительства», который есть разрешенный «мальчик для битья», да еще присовокупил бы проклятия в адрес «либералов», это стало бы, безусловно, новым прочтением политического момента и роли в нем Русской православной церкви.

В Иркутске местные коммунисты собираются обойтись без батюшек под красными знаменами своих колонн. Зато, как выразился один из них, Евгений Рульков, секретарь комитета иркутского областного отделения КПРФ и депутат заксобрания области, «с долей протеста». О, нынешние коммунисты точно знают эту свою «долю», этого у них не отнять.

Также сей коммунист со стажем признался, что в советское время, когда он служил в Братске первым секретарем райкома, он в своей семье красил яйца к Пасхе. Тогда бы его, конечно, из партии-то поперли бы за такой coming out, но сейчас это вполне в духе времени, признаваться в прежнем двоемыслии грехом не считается. И отмаливать тут нечего.

От первомайской демонстрации отказались сургутские профсоюзы, но это не нашло понимания у всех местных коммунистов, некоторые из них даже готовят обращение в прокуратуру, апеллируя к здравому смыслу: мол, какая связь межу Пасхой и демонстрацией? Пусть кто хочет — идет в церковь, а кто хочет — с красным флагом на улицу.

А ведь и впрямь — какая? Вот вам и решение, казалось бы.

Но здравый смысл, как известно, у нас с трудом пробивает себе дорогу. Не факт, что и через прокуратуру будет ему легче.

Как всегда грациозно проскочил между всеми противоречащими друг другу смыслами Геннадий Зюганов. В его понимании праздник Христова Воскресения «нисколько не противоречит солидарности трудящихся». «Потому что Христос был первым коммунистом в новом летоисчислении. Он возвысил свой голос за сирых, за страждущих, за бедных, за больных, за убогих… И в этом отношении, если бы он был жив, он бы был в наших колоннах», — заявил глава ЦК КПРФ.

Вождь, возвышающий сегодня свой голос в защиту тех же, что и Христос, но с большой поправкой на текущий политический момент и рекомендации из управления внутренней политики кремлевской администрации, правда, не уточнил, где в этой колонне (или все же отдельно, как отщепенцу?) было бы место вождю мирового пролетариата Владимиру Ильичу Ленину. И кем он там бы значился — апостолом, пророком или примкнувшим попутчиком?

Это уже не первая попытка видного деятеля современного рабочего и коммунистического движения Геннадия Андреевича Зюганова раздвинуть горизонты познания христианства и коммунизма одновременно. В свое время (тоже по случаю совпадения Пасхи и Первомая) он уже указывал на прямую связь Морального кодекса строителя коммунизма «с Божьей проповедью Иисуса Христа» (имея в виду, очевидно, Нагорную). «Открываю, к примеру, послание апостола Павла, — вспоминал Геннадий Андреевич, — а там написано: «Кто не работает, тот и не ест». Это же главный лозунг коммунизма!»

Надо признать несомненной заслугой Зюганова, открывающего послания не только апостола Павла всегда там, где надо, что он предлагает именно такое понимание коммунизма.

До адаптации этого учения буквально до уровня пайки еще никто, кажется, из популяризаторов марксизма не доходил.

Впрочем, в этом идейном бурлеске, царящем в головах нынешних политиков, где, кажется, нет места никаким ни моральным, ни идейным принципам, никакой искренней приверженности тем или иным ценностям (что христианским, что коммунистическим), мне кажется, есть во многом наше спасение. Иначе — сильнейший когнитивный диссонанс, умопомешательство, дурдом, принудительное лечение...

Вы себе представляете, если бы они все это со звериной серьезностью и пассионарностью начали бы двигать в повседневную жизнь? Если бы подыскали хунвейбинов, готовых, дай им силу и право, «вершить добро» и железной рукой загонять человечество в счастье, вспомнили незабвенного Федора Михайловича? Такие ведь «бесы» всегда отыщутся, в любом обществе можно найти ревностных до фанатизма блюстителей любых норм. Ломали бы жизнь через колено, притом миллионов, угробили бы страну окончательно.

А так беспредельный цинизм правит политический бал.

Демпфируя любое публично высказываемое мракобесие, любое законодательное массовое депутатское невежество и безграмотность, перегревающие «взбесившийся принтер». Равно так и коррупция рулит экономикой и многим чем еще, без нее многое встало бы в ступор, вплоть до канализации. И все понимают, что это все не всерьез.

Все не то, чем кажется, все фейк — эти их слова, эта их как бы вера, их как бы протесты, как бы политическая борьба за как бы программы и как бы принципы.

В этом царстве псевдосмыслов генерал-майор полиции может стать уполномоченным по правам человека, а лидер Коммунистической партии шествовать в первомайской колонне хоть бы и за Христом, но непременно мимо Мавзолея с мумией воинствующего атеиста, которой он же ходит поклоняться в день ее, мумии, рождения. В этом же мире на одном из федеральных каналов может в попсовом конкурсе танцев появиться красавец-нацист со «шмайссером» и свастикой, и при этом ни у зрителей, ни у жюри ничего не екает, никто не покидает возмущенно восторженный зал. «Не, ну а чё» в самом деле.

Или вот на днях брызжущий зубодробительными и ошеломляющими здравый ум идеями «восходящая звезда ЛДПР» депутат Михаил Дегтярев предложил переименовать площадь Революции в Москве обратно в Воскресенскую, как до 1917 года. Почему вдруг эту площадь? Наверное, просто шел мимо, вот и подумалось поставить «галочку» в табель законодательных — прости, Господи, — инициатив, что ведут кураторы. Ранее этот же персонаж предлагал перекрасить Кремль — тоже обратно — в белый цвет, что должно символизировать «приоритет норм морали и нравственности в повседневной жизни наших граждан и правителей в противовес моральному упадку в странах западной цивилизации». Белые одежды — вот ведь, как же мы не догадались?! — тот последний штрих, которого не хватает для полноты самовыражения эпохи (не путать с белыми халатами).

В обоснование смены Революции на Воскресение бесконечно креативный ум Дегтярева находит верно выстраданные интонации, и можно даже позавидовать столь гармоничному складу его ума: «Граждане России должны отчетливо понимать, что в революции нет ничего хорошего, несмотря на то что Запад активно пытается убедить наше общество в обратном».

Запад навязал России революцию, если кто не в курсе. И продолжает навязывать, но мы ее переименуем, и тогда пазл в мозгах сложится. Никакого когнитивного диссонанса.

«Бонусы» так и сыплются на победителей в компьютерной игре. И вот вам дарована вторая, третья, пятая, уже девятая реинкарнация! И одни и те же институты, общественные модели поведения, формы «сношения» власти и населения, одни и те же угрюм-бурчеевы, салтычихи, башмачкины, дегтяревы и зюгановы, сидящие в квазипарламентах, раздувающие квазипартии, меняющие знамена на хоругви и обратно на кресты с серпом и молотом, воспроизводят себя из десятилетия в десятилетие, из века в век. Ходя по кругу под названием «Наш особый путь». Казалось бы, как долго можно существовать, не имея никакой истинной веры ни в какие ценности? Ведь все должно было бы рухнуть еще в позапрошлом веке. Ан нет. И еще долго простоит.

Чем, спрашивается, здоровые цинизм и пофигизм не основа всеобщего консенсуса? Они и есть основа. Скрепа скреп.

В заключение сценка в супермаркете одного из сетевых магазинов недели две назад. Две тетки средних лет, хорошо одетые, толкутся возле полки с крупами. Одна другой: «Давай вот гречневую возьмем, не колбасу же жирную жрать в пост, грех как-никак». Вторая охотно соглашается. Мол, да, пост, в самом деле. Тем более что обе в формат 90-60-90 не влезают ну никак, даже на глубоком выдохе. А пост — он же повод, как известно, войти в летний сезон, будучи готовой влезть в старый купальник. Не более того. Но и не менее. Потом дошли до полки со спиртным. «Сколько водки-то брать? Четыре или сразу пять бутылок?» Взяли в результате пять. Чтоб лишний раз не ходить.

Не, ну а чё…

Газета.ru