СЕГОДНЯ: на сайте 17538 телепрограмм и 3058 фоторепортажей
Вторник, 28 марта 2017
13:09
Авторская колонка

Еще раз про Касьянова и Демкоалицию: Немного теории игр

Максим Миронов о том, что праймериз - это не про то, как члены Демкоалиции разделят пирог. Это про то, будет ли вообще, что делить

Максим Миронов

Уважаемые мной Алексей Венедиктов и Сергей Пархоменко подробно обсудили конфликт внутри Демкоалиции.
Они привели довольно убедительные аргументы, почему в этом конфликте правда за Касьяновым, и почему представители Демкоалиции (Навальный, Яшин, Албуров, Жданов) поступают некорректно.

Их аргументы и логика были бы абсолютно верны, если бы в дележке пирога (а также определении его размера) участвовали бы только вышеназванные персоны.
Тогда, безусловно, попытка передоговориться, используя как повод гнусную провокацию НТВ, не с лучшей стороны говорила бы о моральных качествах инициаторов пересмотра соглашений.

Правда, тут тоже нужно сделать важную оговорку.
У меня сложилось впечатление, что год назад суть проекта Демкоалиции была сформулирована следующим образом: все списки формируются на основании воли избирателя. Именно так проходило формирование списка в регионах, и Котляр, регионального лидера Парнас, которая до праймериз пыталась застолбить за собой первое место – отправили на праймериз. Когда она поставила себя на первое место в обход результатов праймериз – ее вообще исключили из списка, и это решение было проведено под руководством Касьянова. Никогда не было речи о том, что во главе региональных списков идет лидер регионального Парнаса. Все места разыгрывались по праймериз. Никто также не оговаривал год назад, что формирование списка в Госдуму пройдет по принципиально иному сценарию, наоборот, неоднократно посылался месседж, что то, что делается сейчас, это репетиция выборов в Госдуму 2016.

Поэтому у меня сложилось ощущение, что именно Касьянов и федеральное бюро Парнас решили передоговориться – изменить базовые принципы создания Демкоалиции, объявленные в апреле 2015 г.
Именно они, пользуясь своим формальным правом выдвигать список в Госдуму, продавили безусловное первое место Касьянова. Просто переговоры октября-декабря 2015 г. были не публичны и поэтому широкой публике неизвестны их детали. Я ни в коем случае не настаиваю, что моя версия верна – это просто мои ощущения как стороннего наблюдателя.

Однако оставим в стороне вопрос, кто первый решил изменить договоренности.
Это не принципиально. Останемся в рамках существующей в публичном пространстве версии, что Касьянов и Демкоалиция договорились в декабре об определенном формате, и на тот момент эти договоренности всех устраивали. Но есть еще третья сторона — избиратели, мнение которых тогда никто не спрашивал – их просто поставили перед фактом. Основная проблема в рассуждениях Пархоменко и Венедиктова именно в том, что они вообще не учитывают интересы и действия этих участников процесса. Хотя избиратели в этих переговорах не участвовали, однако именно они в конечном счете определят размер пирога, который будут делить Касьянов, Навальный, Яшин, Жданов, Албуров и другие уважаемые члены Демкоалиции. Вполне возможно, что размер пирога окажется равным нулю.

Похоже, что на данный момент, избирателям не очень нравится продукт, который им предлагают (выход фильма НТВ просто совпал по времени с моментом констатации этого факта).
Если сравнить с предыдущими похожими событиями – выборы в КСО, выборы мэра Москвы, выборы в Новосибирской, Костромской, и Калужской областях – интерес общественности к текущим праймериз в Госдуму существенно меньше. На них зарегистрировалось на порядок меньше людей, чем на выборы в КСО, хотя тогда речь шла о непонятном консультационном органе, а сейчас на кону стоят места в Госдуму, причем если Парнас пройдет в Думу, то они смогут выдвинуть своего кандидата в президенты. Получается, что интерес избирателей к текущей кампании должен быть максимальным. А мы наблюдаем ровно обратное.

Если избиратели не хотят участвовать в праймериз, не хотят идти в волонтеры и жертвовать деньги, то откуда в сентябре возьмутся толпы людей, которые отметят Парнас в бюллетене для голосования?
Надо понимать, что борьба идет за самые трудные голоса – время потенциальных избирателей Парнаса стоит существенно дороже, чем у других партий (ЕР, КПРФ, ЛДПР, СР), в дополнении у них существенно больше ресурсов, чтобы это время качественно потратить. Начало сентября – это хорошее время, чтобы провести выходные на даче, слетать в отпуск (после девальвации самое выгодное ездить в Европу в сентябре и мае – погода хорошая, а цены существенно ниже, чем летом), и т.д. То есть агитаторам Парнаса нужно будет приложить существенные усилия, чтобы убедить своих сторонников потратить дорогое время на поход к избирательным участкам. Если они не могут заставить людей зарегистрироваться на праймериз (у меня это заняло всего 10 минут, не вставая с дивана), то уже сегодня можно предсказать результат в сентябре.

То, что сейчас происходит, можно сравнить с неудачными результатами фокус-групп при запуске нового товара.
Конечно, при негативном результате можно говорить, что главный дизайнер и главный инженер три месяца спорили, и в результате тяжелого консенсуса, родился этот продукт, и любое изменение – это нарушение договоренностей. Можно при этом даже выпустить партию товара в миллион штук – наблюдать за ее провалом и винить потом во всех невзгодах коварных конкурентов. Но в бизнесе, обычно, если товар не нравится фокус-группе его стараются модифицировать, чтобы устранить недостатки и попасть в интересы своих клиентов. К настоящему моменту стало понятно, что формат договоренностей декабря 2015 года не прошел первичного одобрения избирателей – они проголосовали «ногами» и апатией. Можно, конечно, ничего не менять, но и в своем провале тогда Путина и кровавую гэбню потом винить не стоит.

Самый очевидный способ изменения существующего формата – это возврат к формированию всего списка на основании праймериз.
Этот формат уже был обкатан (КСО, выборы в Костроме, Калужской области, Новосибирской области) – и он пользовался поддержкой сторонников. Если объявить такие праймериз, то это подстегнет интерес и кандидатов, и избирателей (представьте, например, если бы на чемпионате мира по футболу, Россия, как страна организатор, зарезервировала бы за собой чемпионский титул, и только места начиная со второго разыгрывались в игре – интерес к такому чемпионату был бы существенно ниже, чем к традиционной форме проведения). Но самое интересное, что и Михаил Касьянов выиграет, если согласится на праймериз. Попробую объяснить это в виде простой игры. Предположим, у Касьянова может быть либо высокая поддержка избирателей, либо низкая (Касьянов не знает об уровне собственной поддержки). Он может играть либо стратегию – «праймериз», либо «первое место без праймериз». Внизу — матрица игры (все выигрыши условные):

2469416

Предположим, что популярность Касьянова высокая.
Тогда если он предпочитает не идти на праймериз, то Парнас все равно проходит в Госдуму. Он становится главой фракции, и его выигрыш условно 5. Если он при высокой популярности идет на праймериз, то занимает на них первое место, его фракция тоже проходит в Госдуму, однако он также привлекает к голосованию избирателей Парнаса, сторонников формата «все на праймериз» (иначе они остаются дома), то есть Парнас набирает больше голосов и проводит большую фракцию. Тогда выигрыш Касьянова будет чуть больше (условно 6), так как руководить большей фракцией – это более уважаемый статус для политика.

Теперь предположим, что у Касьянова низкая популярность, и он идет во главе списка.
Тогда Парнас скорей всего не проходит в Госдуму, так как в России очень большая роль первых лиц в партии – КПРФ – это Зюганов, ЛДПР – это Жириновский, ЕР – это Путин, Яблоко – это Явлинский, ПП – это Навальный и если конкретное лицо не пользуется поддержкой у избирателя, то и голосуют за него неохотно, какие бы ценности он не декларировал. К примеру, Митрохин на выборах мэра Москвы набрал голосов в 8 раз меньше Навального, хотя они работали на похожую целевую аудиторию – роль личности в политике имеет огромное значение. Поэтому при низкой популярности первого лица в списке, скорей всего не удастся привлечь агитаторов в нужном количестве, сильных кандидатов в список (никто не хочет ассоциироваться с лузером), и как следствие набрать необходимое число голосов для преодоления 5% барьера. Тогда выигрыш Касьянова будет 0.

Если Касьянов при слабой поддержке пойдет на праймериз, то он не займет первого места, однако практически гарантировано займет проходное место в списке (я думаю, в первой десятке), так как известных либеральных политиков федерального масштаба в России не так много.
Тогда это и привлечет сильных кандидатов, и подстегнет интерес избирателей. В этом случае проход Парнаса в Госдуму становится намного более вероятным и Касьянов станет рядовым депутатом, и его выигрыш равен 2. Используя терминологию теории игр, стратегия «идти на праймериз» сильно доминирует стратегию «не идти на праймериз», то есть для рационального игрока нужно всегда играть стратегию «идти на праймериз» так как выигрыши в этой стратегии выше при всех состояниях мира.

Безусловно, избиратели здесь – это пассивные игроки и не участвуют напрямую в торге.
Однако мировой опыт показывает, что к их мнению все-таки прислушиваются, прежде чем выдвигать кандидатуру на общие выборы. В США, на опыт которых любят ссылаться и путинисты, и демократы, внутрипартийные праймериз не менее важный этап президентской гонки, чем сами выборы. Логика здесь простая – если кандидат не может добиться поддержки сторонников, то как же он будет бороться за сердца всех остальных? Членам Демкоалиции нужно понять, что праймериз – это не про то, как они разделят пирог. Это про то, будет ли вообще что делить.

P.S.
Я немного упростил описание игры для наглядности. В этом случае лучше рассуждать в рамках вероятности успеха при том или другом состоянии мира/стратегии. Однако введение метрики вероятностей не меняет основных выводов. При состоянии «высокая поддержка» выбор Касьяновым стратегии «праймериз» увеличивает количество избирателей, пришедших на выборы, и тогда (если его собственных сторонников достаточно для прохода) увеличивает размер фракции. Если же его сильных сторонников недостаточно для прохода, то стратегия «праймериз» увеличивает эту вероятность за счет привлечения новых избирателей. Итого, стратегия «праймериз» является строго лучшей. При состоянии «низкая поддержка», праймериз существенно повышает вероятность прохода в Госдуму, так как количество не поддерживающих Касьянова больше, чем количество поддерживающих, то есть если он идет на праймериз при низкой поддержке избирателей, то вероятность прохода списка Парнаса резко растет, и как следствие его выигрыш тоже.

Эхо Москвы